Нобелевскую премию 2008 года по физиологии и медицине вручили за вирусологические исследования

Две линии иммунной обороны

Мы обитаем в мире, буквально кишащем патогенными микроорганизмами (бактериями, грибами, вирусами и паразитами), однако наши организмы оснащены совершенной системой защиты, позволяющей (в норме) не замечать опасного соседства.

«Первая линия» иммунной обороны — врожденный иммунитет — уничтожает вторгшиеся в организм патогены на основе технологии «свой—чужой», распознавая черты, всегда присутствующие у «захватчиков», но отсутствующие в собственном организме.

Если же инфекции удается прорваться, вступает в работу «вторая линия» — приобретенный, или адаптивный, иммунитет. Основанный на согласованной работе B- и T-лимфоцитов, он действует посредством специфических к конкретной инфекции антител и клеток-«убийц», уничтожающих зараженные клетки и саму инфекцию.

В отличие от врожденного иммунитета, способность к распознаванию патогенов которого закодирована генетически, приобретенный иммунитет обучается распознавать новые «образы» врага и сохраняет память о нем, мгновенно «вспоминая», встретившись вновь.

Однако, обеспечивая необходимую защиту, иммунные механизмы скрывают и опасность: если «активационный барьер» слишком низок, иммунитет может активироваться собственными молекулами, что приводит к развитию аутоиммунных и воспалительных заболеваний.

Организация иммунной системы изучалась в течение XX века постепенно; в частности, нобелевскими премиями отмечены изучение строения антител и определение механизма распознавания Т-клетками инородных веществ.

Однако только с работами Бётлера, Хоффмана и Стайнмана стали понятны механизмы, активирующие врожденный иммунитет и связывающие его с иммунитетом приобретенным.

Лауреаты

Гарольд цур Хаузен (Harald zur Hausen), родился в 1936 г. в Германии, на настоящий момент гражданин Германии, доктор медицины в Университете Дюссельдорфа.

Франсуаза Барре-Синусси (Françoise Barré-Sinoussi), родилась в 1947 г. во Франции, на настоящий момент гражданка Франции, кандидат наук (PhD) в области вирусологии.

Профессор и директор подразделения ретровирусных инфекций Института Пастера в Париже. Кстати, Франсуаза стала восьмой женщиной в истории, удостоенной Нобелевской премии.

Люк Монтанье (Luc Montagnier), родился в 1932 г. во Франции, на настоящий момент гражданин Франции, кандидат наук (PhD) в области вирусологии. Почётный профессор и директор Мирового сообщества по изучению и предотвращению СПИДа в Париже.

Бескорыстность, предприимчивость и новые родственники антибиотиков

Пионерское открытие Жюля Хоффмана было сделано в 1996 году, когда он с коллегами исследовал, как дрозофила сопротивляется инфекциям [1]. Они работали на линиях мух, мутантных по нескольким генам, включая ген Toll, участвующий в эмбриональном развитии (за открытие роли этого гена также вручена Нобелевская премия в 1995 году).

Хоффман с коллегами открыли, что мухи с мутантным геном Toll погибали при заражении бактериями или грибами, в то время как «дикий тип» чувствовал себя вполне сносно.

В результате их работ был сделан вывод, что продукт этого гена — Toll-рецептор — «чувствует» патогенные микроорганизмы и запускает механизмы врожденного иммунитета.

Брюс Бётлер с коллегами, со своей стороны, искали рецепторы, которые могли бы активироваться элементом клеточной стенки бактерий липополисахаридом (ЛПС), который при попадании в кровь вызывает септический шок (чрезмерная активация иммунной системы, грозящая смертью).

В 1998 году они обнаружили, что мыши, не реагирующие на введение ЛПС, имели мутации в гене, гомологичном Toll у дрозофил. Продукт этого гена — Toll-подобный рецептор — и оказался искомым сенсором липополисахарида [2].

Связывание ЛПС (обозначающее присутствие бактерий) активирует иммунитет и запускает воспаление, а чрезмерная концентрация ЛПС приводит к септическому шоку.

Открытия Хоффмана и Бётлера фактически положили начало новой «горячей» области биологии: впоследствии было открыто более 10 Toll-подобных рецепторов, каждый распознающий свой «образ», характерный для разных групп микроорганизмов.

Еще в 1973 году Ральф Стайнман открыл новый тип клеток иммунитета с длинными отростками, названный им дендритными клетками. Его предположение было — что эти клетки активируют T-лимфоциты, играющие ключевую роль в приобретенном иммунитете и иммунной памяти.

Это предположение блестяще подтвердилось в клеточных экспериментах, где добавление дендритных клеток к популяции Т-лимфоцитов способствовало формированию иммунитета [3–5].

Дальнейшие работы Стайнмана и других исследователей были направлены на то, чтобы понять, как приобретенный иммунитет определяет, — надо ли реагировать на то или иное вещество, или можно этого не делать.

Обнаружилось, что дендритные клетки воспринимают сигналы от системы врожденного иммунитета, и это управляет их способностью активировать T-клетки. Это позволяет нашему иммунитету прицельно бороться с патогенными микроорганизмами, «не обращая внимания» на молекулы нашего собственного тела.

В начале 70-х годов один из профессоров института, в котором работал Сатоши Омура, посоветовал молодому японскому исследователю съездить поработать за границей [4].

Сатоши Омура получил несколько предложений, из которых он выбрал одно, руководствуясь необычным принципом — наименьшей предложенной зарплатой. Исследователь посчитал, что самая низкая зарплата должна компенсироваться какими-то преимуществами, которые он найдет на новом месте работы.

О своем решении он не пожалел — на новом месте Сатоши Омура получил довольно высокую должность, хорошо оборудованную лабораторию и много полезных знакомств.

Вернувшись на родину и получив должность профессора в университете Китасато, Сатоши Омура начал проводить регулярные семинары по химии микроорганизмов, приглашая в качестве докладчиков специалистов с мировым именем.

Убедившись, что ни в новейших данных, ни в деньгах у него теперь нет недостатка, Сатоши Омура отправился в путешествие по Японии, собирая образцы почвенных микробов.

В отличие от Юю Ту, у которой была четкая цель — лекарство от малярии, Сатоши Омура не искал ничего конкретного — он просто был уверен, что почвенные микроорганизмы синтезируют так много необычных химических веществ, что среди них найдется что-то полезное.

На этом этапе работы к нему присоединился ирландский исследователь Вильям Кэмпбелл, разделивший сегодня с Сатоши Омура Нобелевскую премию. Ученые выделили из почвенных микроорганизмов несколько полезных веществ, самым знаменитым из которых стал авермектин.

Вещество напоминало антибиотики группы макролидов со сложной структурой из нескольких колец, но не обладало ни антибактериальными, ни антигрибковыми свойствами.

Зато, как оказалось, оно уничтожало круглых червей и членистоногих. Как было выяснено только спустя пятнадцать лет, авермектин связывается с ионными каналами, специфичными для беспозвоночных животных.

Из-за связывания авермектина эти каналы, расположенные в нервных клетках беспозвоночных, слишком бурно реагируют на свой обычный лиганд и долго остаются открытыми, впуская в клетку ионы хлора.

На основе авермектина создали несколько препаратов, которые сначала использовались для лечения животных, а потом и для людей. Сейчас препарат ивермектин, созданный на его основе, входит в список самых важных для человечества лекарств, по версии Всемирной Организации Здравоохранения.

Это не удивительно, поскольку паразитическими круглыми червями заражена как минимум треть населения Земли, в основном жители Африки и Южной Азии. Гельминты вызывают множество неприятных заболеваний, в том числе и смертельных, так что благодаря борьбе с этими опасными паразитами ивермектин и другие препараты на его основе каждый год спасают тысячи жизней.

У исследований, отмеченных в этом году Нобелевской премией, есть много общего — оба прошли под руководством азиатских ученых, и включали в себя элемент поиска даров природы.

Оба исследования дали на выходе лекарства колоссального значения, помогающие бороться с опасными инфекциями. Вероятно, пытаясь предсказать нобелевских лауреатов этого года, мы не учли еще один тренд последних лет — глобальные инфекции (Эбола и коронавирусы MERS) и страх перед их быстрым распространением по всему земному шару.

По-видимому, нобелевский комитет решил, что в этом году важнее наградить не авторов фундаментальных исследований или разработчиков перспективных технологий будущего, а тех, благодаря кому людям чуть менее страшно жить в настоящем.

  1. Youyou Tu. (2011). The discovery of artemisinin (qinghaosu) and gifts from Chinese medicine. Nat. Med.17, 1217–1220;
  2. Mbengue A., Bhattacharjee S., Pandharkar T., Liu H., Estiu G., Stahelin R.V. et. al. (2015). A molecular mechanism of artemisinin resistance in Plasmodium falciparum malaria. Nature. 520, 683–687;
  3. Bozdech Z., Ferreira P.E., Mok S. (2015). A crucial piece in the puzzle of the artemisinin resistance mechanism in Plasmodium falciparum. Trends Parasitol. 31, 345–346;
  4. Satoshi Omura. Сайт Университета Китасато..

Открытие вирусной природы рака шейки матки

Вопреки существовавшим в 1970-х представлениям о природе раковых заболеваний, Гарольд цур Хаузен (Harald zur Hausen) постулировал, что развитие рака шейки матки (по крайней мере, в некоторых случаях) связано с папилломавирусом человека (ВПЧ).

Он предположил, что если опухолевые клетки содержат онкогенный вирус, то их геном должен включать и вирусную ДНК. Следовательно, активность вирусных генов, инициирующих злокачественный рост, может быть обнаружена при помощи специальных ДНК-тестов, ориентированных на вирусный генетический материал.

Цур Хаузен более десяти лет продвигал свою идею и занимался поиском различных типов ВПЧ-инфекции, что затруднялось, в частности, тем обстоятельством, что вирусная ДНК лишь частично внедрялась в хромосомы хозяина (человека).

В 1983 году ему удалось обнаружить ДНК папилломавируса в биопсии рака шейки матки, и это событие можно считать открытием онкогенного вируса ВПЧ-16. Годом позже он клонировал ДНК ВПЧ-16 и ВПЧ-18 в пациентах, больных раком шейки матки. Эти типы вируса обнаруживаются примерно в 70% случаях рака шейки матки.

Значение исследований вируса папилломы

Ущерб, наносимый папилломавирусом здоровью людей во всём мире, весьма значителен. Более 5% всех зарегистрированных случаев рака вызывается именно вирусами этой группы.

Вирусы папилломы — одна из наиболее часто встречающихся инфекций, передающихся половым путём. Из более чем 100 известных разновидностей ВПЧ, около сорока инфицируют мочеполовую систему, и 15 из них создают повышенный риск заболевания раком шейки матки (но ВПЧ связывают и с другими разновидностями онкогенных процессов).

Исследования Гарольда цур Хаузена в области ВПЧ-инфекции легли в основу понимания механизмов канцерогенеза, индуцированного вирусом папилломы. Впоследствии были разработаны вакцины, которые более чем в 95% случаев позволяют предотвратить инфекцию вирусами ВПЧ-16 и ВПЧ-18.

Вскоре после открытия вируса несколько исследовательских групп однозначно продемонстрировали, что ВИЧ является причиной синдрома приобретённого иммунодефицита (СПИДа).

Открытие Барре-Синусси и Монтанье позволило очень оперативно клонировать геном вируса ВИЧ-1. Это, в свою очередь, привело к установлению важных подробностей жизненного цикла вируса, а также механизмов, с помощью которых он проникает в клетку хозяина.

Кроме того, были разработаны методы экспресс-диагностики крови пациентов на предмет ВИЧ-инфекции, что позволило существенно сдержать распространение эпидемии.

Разработка антивирусных препаратов, позволяющих значительно продлить жизнь больным СПИДом, также стала возможной только после установления механизмов ВИЧ-инфекции и подробностей жизненного цикла вируса.

Генетические исследования в области вируса иммунодефицита позволили установить, что, по-видимому, этот вирус впервые заразил человека в начале XX века где-то в западной Африке, где до того «обитал» главным образом в шимпанзе.

нобелевские премии по цитологии

Установление молекулярных механизмов проникновения вируса в клетку хозяина позволило понять, каким образом ВИЧ поражает лимфоциты, и как он «скрывается» от иммунной защиты, постоянно модифицируя свой собственный геном и интегрируя его в ДНК клеток-носителей (лимфоцитов типа CD4 ), делая полное излечение на настоящий момент практически невозможным — даже после длительной антивирусной терапии.

ВИЧ стал причиной глобальной пандемии. Никогда прежде медицина и наука не реагировали на угрозу так же быстро, идентифицируя причину нового заболевания и предлагая методики лечения.

Пусть не совершенные, на сегодня они обеспечивают практически такую же среднюю продолжительность жизни пациентов, как и у здоровых людей. Многочисленные разработки в области вирусологии этой инфекции всё-таки позволяют надеяться, что однажды человечество сможет полностью победить вирус иммунодефицита.

Фундаментальные науки — медицине

Достижения нобелевских лауреатов 2011 года пролили свет на подробности работы систем врожденного и приобретенного иммунитета. Это знание легло в основу создания новых стратегий лечения многих болезней, — например, новых вакцин против инфекций и попыток «натравить» собственную иммунную систему на раковые опухоли.

В дополнение к этому, стало понятно, почему организм иногда начинает атаковать свои собственные ткани, что приводит к воспалительным и аутоиммунным заболеваниям.


Одним
из элементов традиционной культуры
является народная медицина, включающая
в себя как рациональные знания и опыт,
так и магию.

Прекрасную
природу нашей республики не случайно
называют кладовой здоровья. В Башкортостане
растут травы, применяемые в народной
медицине почти от всех болезней.

Но не
каждому природа раскрывает свои тайны.
Для этого ее надо любить, хорошо знать
каждую травинку, уметь применять ее
целебные свойства. Незыблемое правило
настоящего травника: не нанести вред
природе, бережно относиться к ее
сокровищницам.

Народная
медицина башкир — совокупность накопленных
народом эмпирических сведений о целит.
средствах, лечении и гигиеничесских
приемах и навыках и их практич.

применении
для сохранения здоровья, предупреждения
и лечения болезней. Первыми врачевателями
были женщины. Из народа выделялись
умельцы — табибы: костоправы, травники,
лекари-маги, специалисты мусульм.

обряда
по обрезанию (баба, сэннэтсе), повивальные
бабки. Знания народных врачевателей
передавались из поколения в поколение.
Причины многих болезней объяснялись
нарушениями питания, переохлаждением,
физ.

перенапряжением, морально-психич.
травмой. Народу были известны наследственные
и заразные болезни. Отдельные нарушения
здоровья трактовали с религиозно-мистич.

позиций: проникновение в человека злого
духа, вредное воздействие на органы
брюшной полости мифического. существа
(бусер), божье наказание и пр. Болезненные
изменения в организме чел.

часто
именовались понятиями «загустение
крови», «порча крови», «опущение»
(смещение) тех или иных органов.
Своеобразным было толкование исхода
болезни.

Появление аппетита, усиленное
потоотделение у больного считались
признаками скорого выздоровления. Для
успешного лечения большое значение
имел хороший уход.

Обязательным
компонентом лечения являлась суггестия
(внушение): заговоры, заклинания, молитвы.
Широко применялись целебные растения
(около 100 видов).

Популярными были девясил,
душица, корень валерианы, можжевельник,
чабрец и др. Широко употреблялись
средства животного происхождения в
леч. целях: кумыс (см.

Популярным
было лечение с помощью пиявок (hэлэк).
Известно их профилактич. использование
для предупреждения рецидивов (периодически
повторяющихся головокружений, головных
болей, шума в ушах и другие).

Нашли
применение отд. минералы и природные
вещества: сера, квасцы, медный купорос,
белая и красная глины, мел, ил, нефть,
кальцит и др. Широко практиковалась
физиотерапия: ванны с настоем трав,
обкладывание больного прогретой майской
травой, зарывание в теплый песок, баня,
локальное прогревание отд.

участков
тела. Тепловое воздействие часто
сочеталось с массажем. Народ издавна
пользовался и целебными факторами ныне
известнах. курортов Янгантау,
Красноусольский и другие.

Костоправы
умело вправляли вывихи, переломы костей,
баба выполняли операцию обрезания.
Использовалось мн. средств для обработки
порезов, ран (высушенные и измельченные
душица, чабрец, кора дуба; свежие листья
подорожника, медуницы мягчайшей и пр.).

По
мнению повивальных бабок, главным врагом
здоровья рожениц и родильниц (а также
новорожденных) является переохлаждение.
Поэтому нахождение их в теплом помещении
считалось чрезвычайно важным условием
сохранения здоровья.

В день родов (либо
на другой) в теплой (но не жаркой) бане
повивальной бабкой проводился массаж
тела родильницы. С первых дней после
родов накладывалась на живот тугая
повязка.

Рациональность этих мер
несомненна: снятие застойных явлений,
возникающих за период беременности,
профилактика растяжения брюшной стенки,
опущения внутренних органов, геморроя,
варикозного расширения вен нижних
конечностей.

Народная
медицина развивалась и в целях сохранения,
укрепления здоровья. Получила развитие
гигиена питания, жилища, тела, межличностного
общения. Широко были представлены обычаи
и традиции гигиенич. характера.

Имелись
рациональные обычаи, нарушение которых
считалось грехом и якобы влекло возможные
наказания сверхъестеств. силами. Так,
выпавшие волосы следовало сжечь.

При
неисполнении данного требования человек
обрекал себя на головные боли; неаккуратное
срезание ногтей и их попадание в пищу
превращало виновного в обжору.

Сохранению
и укреплению здоровья помогали народные
виды спорта. А.Н.Добролюбов писал: «Жаль,
что никто из поклонников немецкой
гимнастики, за неимением живого примера,
не съездил к нам в киргизские степи или
в Башкирию.

Лечением
неосложненных заболеваний у детей
занимались в основном матери, бабушки,
ближайшие родственники; в более серьезных
случаях прибегали к помощи муллы, иногда
приглашали специальных лечцов — магов
(арбаусы и др.

), в качестве знахарки
иногда выступала повитуха (кендек инўй).
Забота о здоровье ребенка начиналась
еще до его рождения. Определенное
отношение сложилось к рождению двойни
или близнецов.

Питанию беременных женщин
уделялось особое внимание — оно должно
было быть достаточно калорийным,
сбалансированным, с достаточным
количеством витаминов.

Необходимо было
удовлетворять любые желания беременных
женщин, связанные с пищей. После родов
женщине обязательно давали наваристый
бараний бульон с измельченным сухим
сыром (корот) для восстановления
физических сил.

Послеродовые
кровотечения останавливали следующим
образом: кусок чистого войлока (желательно
белого цвета) обильно смазывали жиром,
нагревали над огнем и сажали на него
роженицу, также давали внутрь немного
топленого бараньего жира.

После
рождения ребенка обмывали кипяченой
водой, в которую иногда добавляли коровье
масло. Пупочную ранку новорожденному
обычно обрабатывали коротом, иногда
бараньим жиром или просто слюной.

Башкиры
считали, что ребенок вырастет крепким
и здоровым в том случае, если он с первых
дней жизни будет получать материнское
молоко. Период кормления грудью был
довольно продолжительным — до 2-2,5 лет.

Для
усиления лактации женщинам рекомендовалось
есть супы из баранины или курицы, а также
пить молоко или чай с молоком, различные
отвары.

При
недостатке молока у женщины ребенка
прикармливали коровьим молоком, но
лучшим для этих целей считалось козье
молоко. В качестве прикорма сначала
использовали молоко, затем хлеб с молоком
или маслом.

Для
лечения многих заболеваний детей башкиры
использовали молочные продукты. Особо
целебным и полезным для маленьких детей,
как уже отмечалось, башкиры считали
козье молоко.

Горячее цельное молоко
(козье или коровье) с медом и маслом
давали пить при боли в горле и кашле.
Молоком лечили пищевые отравления,
устраняли изжогу.

Топленое масло
назначалось как слабительное,
противогельминтное средство при газовой
колике. Отмороженные участки кожи
смазывали сливочным или топленым маслом.

От различных болезней ребенка мазали
смесью пороха с топленым маслом, к грыже
прикладывали растолченную в воде махорку
с бараньим жиром или давали выпить
немного вскипяченного бараньего жира.

Для
лечения и профилактики желудочно-кишечных
заболеваний детям постарше и подросткам
рекомендовались кисломолочные продукты:
катык, корот, особенно кумыс.

Даже
3-4-летним детям давали не успевший
перебродить кумыс (примерно суточной
выдержки). Первые кумысолечебницы
появились в XIX веке именно на территории
Башкортостана.

Современным ученым
удалось доказать наличие в этом
кисломолочном продукте природных
антибиотиков и обосновать эффективность
лечения кумысом. Хорошим лечебным
средством считался напиток типа кумыса,
приготовленный из козьего молока.

Высушенный
сыр — корот, разведенный бульоном, у
башкир применяли при простуде как
потогонное средство, при жидком стуле
у детей, для возбуждения аппетита при
тошноте, при укусе змеи и, как уже
отмечалось, в повивальном деле.

К долго
незаживающим ранам привязывали плесень,
собранную с поверхности эркета —
заготовки для сыра или теплый густой
творог. Для лечения бронхитов и пневмоний
принимали внутрь сало животных, особо
ценился медвежий и барсучий жир.

В
перетопленном виде он мог храниться в
темном прохладном месте. При необходимости
им растирали спину и грудь, небольшое
количество горячего растопленного жира
принимали внутрь. Медвежьим салом
смазывали ушибы, раны, язвы и т.д.

Широко
использовалась желчь животных. Считалось,
что особой целебной силой обладает
медвежья желчь. Ею натирали больную
поясницу и суставы при ревматизме.

Способ приготовления лекарства из
медвежьей желчи описан у этнографа XIX
в. Н. Казанцева: «Башкиры вырезали вместе
с желчью желчный пузырь медведя и
вывешивали его для копчения в дымовую
трубу.

Ценился
и считался целебным бульон из баранины
и козлятины. Его рекомендовали людям с
ослабленным организмом, роженицам,
детям и пожилым. Еще большим лечебным
эффектом, по мнению башкир, обладал
наваристый бульон с разведенным в нем
коротом.

Считалось, что это средство
помогает при малокровии и простуде.
Действительно, горячий бульон вызывал
обильное потоотделение и успокаивал
лихорадку.

Горькая ирония

Как известно, Нобелевская премия не вручается посмертно. Однако этот год стал исключением: 30 сентября после продолжительной борьбы с раковой опухолью скончался Ральф Стайнман, — буквально за несколько дней до объявления лауреатов премии.

Нобелевский комитет не знал об этом, и обнародовал свое решение 3 октября. Несмотря на этот печальный казус, решение менять не будут. Работы Стайнмана легли в основу терапии дендритными клетками — перспективного способа лечения воспалительных и онкологических заболеваний.

И снова мимо!..

Сегодня интернет пестрит сообщениями, что опять — в который уже раз! — Нобелевский комитет обошел своим решением российских ученых. Речь идет о  российском эмигранте Руслане Меджитове [8], который, вместе со своим (ныне уже покойным) учителем Чарльзом Дженуэем показал, что и у людей существуют Toll-подобные рецепторы [9].

Если бы Дженуэй был жив, то, скорее всего, именно он был бы третьим лауреатом премии (вместо Стайнмана), а сама премия была бы конкретно за врожденный иммунитет.

По материалам пресс-релиза Нобелевского комитета[10].

  1. Bruno Lemaitre, Emmanuelle Nicolas, Lydia Michaut, Jean-Marc Reichhart, Jules A Hoffmann. (1996). The Dorsoventral Regulatory Gene Cassette spätzle/Toll/cactus Controls the Potent Antifungal Response in Drosophila Adults. Cell. 86, 973-983;
  2. A. Poltorak. (1998). Defective LPS Signaling in C3H/HeJ and C57BL/10ScCr Mice: Mutations in Tlr4 Gene. Science. 282, 2085-2088;
  3. R. M. Steinman. (1973). IDENTIFICATION OF A NOVEL CELL TYPE IN PERIPHERAL LYMPHOID ORGANS OF MICE: I. MORPHOLOGY, QUANTITATION, TISSUE DISTRIBUTION. Journal of Experimental Medicine. 137, 1142-1162;
  4. R. M. Steinman, M. D. Witmer. (1978). Lymphoid dendritic cells are potent stimulators of the primary mixed leukocyte reaction in mice.. Proceedings of the National Academy of Sciences. 75, 5132-5136;
  5. G. Schuler. (1985). Murine epidermal Langerhans cells mature into potent immunostimulatory dendritic cells in vitro. Journal of Experimental Medicine. 161, 526-546;
  6. Нобелевскую премию присудили только что умершему от рака ученому. Но другого выбирать уже не будут. (2011). NewsRu;
  7. Воронин Е. (2011). Ральф Стайнман. shvarz.livejournal.com;
  8. Интервью с профессором Йельского университета Русланом Меджитовым;
  9. Ruslan Medzhitov, Paula Preston-Hurlburt, Charles A. Janeway. (1997). A human homologue of the Drosophila Toll protein signals activation of adaptive immunity. Nature. 388, 394-397;
  10. The Nobel Prize in Physiology or Medicine 2011. (2011). The Nobel Prize.
Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Медицинский взгляд на еду
Adblock
detector